«Самые тяжёлые пациенты должны прививаться первыми»: кардиолог Ярослав Ашихмин о профилактике заболеваний

Стоит ли прививаться от коронавируса пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями? Существует ли безопасная доза алкоголя? Почему горящие леса — это катастрофа для здоровья россиян? Когда хочется поставить диагноз «проклятие вуду»? Сколько здравомыслящих людей живёт в России? С каким давлением нужно срочно бежать ко врачу? Рассказывает Ярослав Ашихмин, к.м.н., терапевт, кардиолог и советник генерального директора Фонда международного медицинского кластера.

XX2 ВЕК. Я только что ехала в Питер из Нижнего Новгорода и в поезде встретила женщину, которая рассказывала, что боится прививаться «Спутником-V», потому что у неё есть проблемы по кардиологии, а «сердечникам» якобы вакцинироваться противопоказано. Какие аргументы вы можете привести, чтобы переубедить таких «скептиков»?

Ярослав Ашихмин. Во-первых, хочу рассказать, зачем мы должны переубеждать таких людей. Зачем мы, врачи и просто здравомыслящие граждане, должны убеждать всех вакцинироваться. Просто потому, что у нашей цивилизации технологически нет другого варианта. Если у нас не будет иммунной прослойки на земном шаре, то инфекция продолжит уносить жизни. Кто-то ехидно, в духе социал-дарвинизма, замечает, что люди, которые этого не понимают, недостойны жить на нашей планете. Я считаю, что люди могут заблуждаться, и каждый человек достоин жить счастливой жизнью. Люди не хотят прививаться, потому что вообще ничего не хотят делать со своим организмом. Они живут и живут. Правильно?

XX2 ВЕК. Правильно.

Я. А. Вот едет эта женщина в поезде. И всё у неё хорошо. Вообще эволюционно наши мозги не настроены на то, чтобы видеть на несколько шагов вперёд. Это беда. Люди не хотят прививаться, исходя из иррациональных соображений и незнания науки. И если я сейчас скажу, что всем пациентам с тяжёлыми болезнями сердца нужно прививаться, люди пожмут плечами и скажут: «А вот у меня особая ситуация!» Общий смысл в отношении прививки заключается в следующем: во-первых, все медицинские манипуляции, которые есть в мире, сопряжены с риском. Приём антиоксидантов повышает риск развития рака лёгкого и инфаркта миокарда. И если бы можно было не прививаться, мы прививаться не советовали бы.

Второе. В медицине мы всегда руководствуемся соотношением риска и пользы. Я вот занимаюсь профилактикой разных болезней. И итог моей работы, когда я назначаю статины, в том, что у пациентов не случаются инсульты и инфаркты. Но люди это не ценят. Люди ценят, когда у них уже есть болезнь, а врач их лечит. Если же у человека нет инсульта, инфаркта и коронавируса, то головной мозг считает, что так и должно быть и доктор тут ни при чём.

В общем, на одной чаше весов — пудовая гиря пользы от вакцинации. На другой — пушинка, совсем небольшие риски. Вакцина «Спутник-V» — это препарат с высоким уровнем безопасности. Может быть, нам повезло. Может быть, Логунов гений. Так вышло. Есть данные по «Спутнику» из Буэнос-Айреса, где более 2,8 млн человек привили, есть исследования по вакцине, которые проводись в арабских странах и России. Все исследования говорят об исключительной безопасности нашей прививки. Побочные эффекты наблюдаются часто, но не представляют собой никакой угрозы организму.

Ещё один момент. Общее правило гласит: чем тяжелее у пациента болезнь, тем больше польза от вакцинации. Самые тяжёлые пациенты должны прививаться первыми. Потому что у них выше риск смерти от коронавирусной инфекции. Если у человека тяжёлая болезнь сердца, нужно бежать и срочно прививаться. Пожилые люди, в числе которых, к сожалению, мои родственники, не хотят прививаться и говорят: «А мы никуда не выходим, пользуемся бесконтактной доставкой и в больницах не бываем». Послушайте! Это просто апофеоз человеческой недальновидности. Люди не понимают, что они смертны. Человек думает, что будет жить всегда. И до пациентов не доходит, что может возникнуть ситуация, когда нужно будет ехать в больницу из-за инфаркта, инсульта, пищевого отравления, аппендицита. Так что контакт с больницей всё-таки может случиться.

Идеальный вариант, конечно, — отсидеться в бункере, но в бункере нет докторов, сестёр, оборудования. А в больнице велика вероятность заразиться коронавирусом, потому что там лежат такие же «умные», которые решили не прививаться. В общем, чем тяжелее болезнь, тем выше риск оказаться в больнице и там заразиться коронавирусом.

Извините, дорогие, но вакцинация — это не увеселительная процедура. У нас очень серьёзная проблема в мире. Поэтому вам, если вы хотите, чтобы общество нормально развивалось и не падали зарплаты, надо взять и привиться. В Буэнос-Айресе у одного из десятков тысяч возникли серьёзные осложнения после вакцинации. Извините, кому-то не везёт. Но другого выхода, кроме массовой вакцинации, для нашего земного шара нет. Надо прививаться. Даже президенты крупных стран сегодня прививаются. Давайте будем практичны. Привиться нужно. Даже тем, кто переболел — и не стоит смотреть антитела. Если вы хотите потратить 2,5 тыс. рублей, есть другие классные способы — можно, например, поддержать научно-популярный сайт или канал. Это будет полезнее, чем идти сдавать кровь на антитела. Потому что, сколько бы у вас их не было, прививаться всё равно через полгода после перенесённой инфекции нужно.

XX2 ВЕК. А как вообще сердечники переносят коронавирус?

Я. А. Сердечно-сосудистые заболевания дают существенный прирост в риске развития тяжёлых осложнений. Даже более высокий, чем при респираторных болезнях. Это существенный риск. Объясню простыми словами: молекулярная система, за которую цепляется коронавирус, завязана на регуляции работы сердечно-сосудистой системы. И поэтому те же пациенты с гипертонией имеют больший риск осложнений при коронавирусе.

XX2 ВЕК. А вы сами переболели ковидом?

Я. А. Я переболел и спустя шесть месяцев привился. И ещё я жду нового варианта «Спутника», который будет защищать от дельты.

Поскольку я врач, придерживающийся принципов доказательной медицины, не рекомендую выбирать «Эпивак» и «Ковивак». По ним нет никаких корректных исследований, мы о них ничего не знаем. Я категорически не советую прививаться этими вакцинами. Прививайтесь «Спутником» и Pfizer или Moderna, если они вам доступны.

XX2 ВЕК. Ситуация с коронавирусом в нашей стране сейчас вообще улучшается?

Я. А. За вчера, например, умерло 794 человек. Третья волна идёт постепенно на спад, однако, если появится новый штамм вируса и люди не начнут прививаться, ситуация ухудшится. И смертность всё равно катастрофически высокая. Пандемия не завершилась. Раньше в августе или сентябре в день иногда умирало меньше 100 человек, а сейчас под 800!

XX2 ВЕК. Стоит ли доверять статистике по коронавирусу?

Я. А. Если честно, я не знаю. Но та статистика, что есть, выглядит вполне себе устрашающе. Смертей точно не меньше. Данные по избыточной смертности за прошлый год выглядят устрашающе. Статистика убеждает в том, что проблема очень серьёзная. И никто из адекватных людей этого не отрицает.

XX2 ВЕК. А теперь хотела бы задать несколько вопросов, не связанных с ковидом. Периодически в научных журналах появляются статьи о том, что умеренное потребление алкоголя снижает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. Как это согласуется с мнением, что безопасной дозы алкоголя вообще не существует?

Я. А. Я категорически против употребления алкоголя. В любых дозировках. Я считаю, что безопасной дозы алкоголя не существует. Исследования изначально показывали, что у тех, кто пьёт одну-две дозы алкоголя — это 380 мл пива, 40 мл крепкого напитка или бокал вина — чуть ниже смертность от ишемической болезни сердца. Но потом исследователи выяснили, что те, кто пьёт один-два дринка, ведут здоровый образ жизни и правильно питаются — тот самый французский парадокс. И они могут себе позволить один-два дринка хорошего вина. А потом учёные посмотрели на непьющих. Вопрос: почему те не пьют? Среди них могли быть и больные, и бывшие алкоголики… Если сделать поправку на то, что те не пьют из-за болезни или алкоголизма в анамнезе, то окажется, что пользы от алкоголя никакой нет. Я в США проводил исследование: мы крыс поили алкоголем. И в итоге выяснили, что алкоголь негативно влияет на мышцы даже в самых малых дозировках.

В общем, ни в коем случае алкоголь нельзя пить. Нежелательно. Нет, ну а зачем? Если тебе хочется алкоголя, значит, тебе чего-то не хватает в жизни. Ну поменяй компанию! У тебя стресс? Сходи на психотерапию. Пользы никакой нет от алкоголя. Есть и более безопасные методы, чтобы чувствовать себя хорошо.

XX2 ВЕК. Например?

Я. А. Придерживаться здорового образа жизни. Достаточно спать, правильно питаться. Не курить. Курить вообще не стоит. В том числе кальяны. В том числе «я только раз в месяц».

XX2 ВЕК. Вейпы тоже недопустимы?

Я. А. Недопустимы. И айкосы всякие тоже. Дело в том, что подгорающие микрочастицы всё равно попадают в сосуды и вызывают рост бляшек. Применение вейпов сопряжено с редким, но очень тяжёлым поражением лёгких. Кроме того, есть и пассивное курение. Это катастрофа. Такая же катастрофа, как и горящие леса. Если бы вы меня спросили, какую я бы дал рекомендацию россиянам, я бы сказал так: уезжать из регионов, которые горят, вместе с детьми. Потому что есть очень хорошие данные по гиперсмертности — причём не только при пожарах. Дело в том, что, если дети живут в регионах с загрязнённым воздухом, у них быстрее развивается артеросклероз. И это катастрофа. Все думают, что от загрязнения страдают только органы дыхания, но страдают и сосуды головного мозга.

Следующий важный момент — это артериальное давление. У меня, кроме безалаберности, другого объяснения происходящему нет. Вот ты берёшь тонометр, меряешь себе давление. Написана цифра больше 135 и 85. Ты заходишь в фейсбучек и пишешь мне: «Ярослав Игоревич, можно на приём?» Я говорю: «Конечно! Сдай анализы, приходи на приём». И так сделает любой нормальный кардиолог. А если у вас цифра АД стабильно выше 140 и/или 90, то надо срочно бежать к терапевту, чтобы тот выписал лекарство. Ты приезжаешь на автосервис, тебе говорят: «У вас избыточное давление какой-то жидкости в машине. Рванёт. Будешь чинить?» Ты такой: «Не буду чинить». Он: «Ну ок. Тогда рванёт». Ты: «Взорвётся — приеду». Будет инсульт — приеду. Люди должны понять, что сейчас мы живём в среде, которая переполнена факторами риска смерти. Причём эти факторы постоянно меняются. Сейчас это коронавирус, давление, загрязнение воздуха. Увидел на тонометре цифру 140 и выше, пришёл на приём. Алгоритм очень простой лечения пациентов с давлением выше 140.

И я хочу обратить особое внимание, что сегодня риски, связанные с повышением давления, настолько велики, что некоторых пациентов мы лечим, начиная с давления 135 и 85, «таблеточками». Потому что есть люди, которые не хотят получить не только инсульт или инфаркт, но и не хотят получить поражение белого вещества — то есть стать поглупее. Не хотят получить эректильную дисфункцию. Вот если человек не хочет ухудшения памяти, инсульта, то надо сделать так, чтобы ваше давление было ниже 135 и 85. Просто механистически.

Сегодня есть тенденция ставить телегу впереди лошади. Сначала пациенты думают об организме, а потом о том, зачем вообще живут. Хотя самое важное — это цель в жизни. Есть хорошее исследование, которое показывает, что наличие цели в жизни является мощным фактором, который улучшает прогноз.

Пациенты приходят ко мне и говорят: «Я хочу чек-ап всего тела, я хочу здоровое тело». Прости, ты что хочешь — «Бугатти»? Есть пациенты, которые ездят на молекулярную диагностику за рубеж, ставят себе Pfizer. Есть Илон Маск, который, на мой взгляд, может позволить себе намного больше, чем обычный человек. Потому что, если он это себе позволяет, то мы летим на Марс! В общем, если ты просто хочешь пробежать марафон — тебе нужен один подход к жизни. Если ты Илон Маск и строишь «Теслу» — другой. Если вам просто нужна классная обычная жизнь, то надо ухаживать за своим организмом в зависимости от стоящих перед тобой задач.

Я вижу эпидемию людей, у которых ожирение, психосоматика. Которые регулярно себя плохо чувствуют, ноют. Которым не нужно их тело. И я спрашиваю: зачем вам ваше тело? Вот сидит пациент из США, который — умирающий лебедь. Ничего делать не хочет, вокруг него все бегают, а он получает деньги от государства. Тело здоровое, но жить в нем невыносимо — это психосоматика. Порой в такой ситуации хочется поставить диагноз «проклятие вуду». Потому что всё разваливается и тело болит. И хочется честно сказать: «Парень, пока ты не найдешь дело в жизни, ни один врач тебе не поможет». В Афганистане конфликт с государством не лечится нейролептиками и антидепрессантами. Он лечится переездом из Афганистана. Сменой страны. Люди многие приходят к врачу и ждут чуда. А чудо-то делают они. Врач сегодня больше похож на автомеханика — вы приезжаете, и я лечу ваш «Бугатти». Но и «Девятку» полечить могу. А вот «Шкодами» мне заниматься скучно. Зато могу заняться «Феррари» или «Мерседесом».

Есть хороший анекдот: мужчина с ожирением лежит на кровати, пьёт пиво и смотрит фигурное катание. Рядом жена готовит ему завтрак. Мужчина говорит: «Я бы с этой фигуристкой обкатал бы произвольную программу». А жена ему: «Ты сначала обязательную откатай». Смысл в том, что и люди, которые придерживаются ЗОЖ, часто не могут откатать обязательную программу. Я постоянно вижу пациентов, которые сдают какие-то странные тесты, принимают БАДы, соблюдают диеты… А у них на самом деле атеросклеротические бляшки в сонных артериях. Им просто нужно бляшки стабилизировать — и это самое главное для профилактики инсульта у таких пациентов. Или другой пример: есть такой демотиватор, на котором мужчина в саванне с огромным биноклем высматривает суслика. А сзади — два слона занимаются любовью дерутся. А мужик на них внимания не обращает. Так вот, многие наши биохакеры подобны этому мужчине с биноклем — они ищут чепуху и не замечают, что проблемы многих пациентов связаны с повышенным давлением или бляшками. Но биохакеры считают, что давлением заниматься скучно… Именно поэтому у нас полмиллиона инсультов в год. Огромное число! И это очень страшно.

XX2 ВЕК. Вы упомянули эпидемию ожирения… Как рекомендации похудеть пациентам с лишним весом согласуются с идеями бодипозитива и тем фактом, что, согласно некоторым исследованиям, худые люди в группе большего риска, чем полные?

Я. А. Я считаю, что ожирение — это болезнь. Бодипозитив — это уважительное отношение к больному человеку. У меня не вызывают смеха в принципе больные люди. Я их лечу. Ожирение — это страшная болезнь. Она связана с изменением головного мозга, развитием зависимости. Зависимость от еды — это так же страшно, как зависимость от алкоголя. Человек, который бежит опустошать холодильник, — это для меня пациент, которого надо полечить, которому нужна особая психотерапия. И как врач я скажу: я не знаю, что такое бодипозитив. Я знаю, что такое здоровье и болезнь. Ожирение — это всегда болезнь. Причём отмечу, что обращать внимание нужно не только на индекс массы тела, но и на объём талии. Дать вам цифры по объёму талии?

XX2 ВЕК. Давайте!

Я. А. Нормальный объём талии у мужчин-европеоидов — меньше 94 см. У женщин — меньше 80 см. Речь идёт не про эстетику. При большем объёме увеличивается риск из-за абдоминального жира, который расположен между петлями кишечника. Удалить этот жир никак нельзя.

XX2 ВЕК. Я зимой читала книгу «Современная смерть» Хайдера Варрайча, которая вышла на русском языке под вашей научной редактурой. Я считаю, что это одна из лучших медицинских книг, которые когда-либо выходили в нашей стране. Кому бы вы порекомендовали её прочитать?

Я. А. Я взялся редактировать эту книгу, несмотря на свою катастрофу со временем, исключительно потому, что она показалась мне очень интересной. Но, к сожалению, это книга не для всех. «Современная смерть» написана в целом для людей, которых я назвал бы open-minded. У русских людей большая проблема — они не считают, что когда-нибудь умрут. Я руководил поликлиникой, в которой лежали в том числе умирающие пациенты. У них буквально «кончались батарейки», болезнь была настолько тяжёлой, что людей спасти было невозможно. И я видел, что люди были не готовы говорить о смерти. Когда известнейшие специалисты говорили с умирающими пациентами так же, как говорят в США, люди были в шоке, плакали и не понимали, что всё, конец.

В Америке и Европе размеренная жизнь — поучился, поработал, отдохнул, завёл семью… Появляются дети, потом внуки, всё хорошо, все тебя любят, жизнь удалась. В России люди не успевают пожить. И когда им говоришь: «Простите, пожалуйста, вам 50 лет, но это правда конец, нет другого варианта никакого. Мы послали запросы в другие страны, но ваш рак никто не вылечит, единственный вариант — паллиативная терапия и наркотические анальгетики». Конечно, если пациент не готов это услышать, ты ему это не говоришь . И люди часто не готовы услышать, что жизнь заканчивается. Они считают: «Да я только начал жить! Как же так!» В России люди добиваются многих вещей позже, потому что у нас очень токсичная среда и тяжёлая жизнь.

Книга «Современная смерть» — для тех людей, которые чего-то добились и открыто смотрят в глаза правде. У нас таких людей очень мало. Потому что в целом в мире ситуация очень плохая. Если ты впускаешь в свою душу негатив, то у тебя развивается невротизация. И люди закрываются, как мидии или устрицы, и просто не пускают в свой дом и душу негатив. Эта книга — не для таких людей. Она — для тех здравомыслящих читателей, кто может слушать о тяжёлых вещах. По моим скромным оценкам, таких людей у нас — около одного процента. Хотите посчитать точное число здравомыслящих россиян? Выясните, сколько людей читает «Постнауку», «Биомолекулу», «XX2 век» и «Элементы». Читателей Naked Science считать не стоит, потому что, с моей личной точки зрения, вряд ли это издание будет читать вдумчивый и здравомыслящий человек.

Если у вас серьёзная ситуация в жизни, вас эта книжка может расстроить. Но если вы готовы поговорить о смерти — эта книжка для вас. А ещё я рекомендую повесть Джулиана Барнса «Нечего бояться» — она на ту же тему, но повеселее. Автор её написал с чёрным юмором про родителей, семью… Можно сначала её прочитать, войти в тему, понять, что смерть — такой же элемент жизни, как всё остальное. И потом уже прочитать «Современную смерть».

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить ваш комментарий, или обратную ссылку с вашего сайта.

Оставить отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.